Имя Геннадия Леликова хорошо известно в Прибайкалье и на Кубани. Он — многогранная неординарная личность. На Кубани его знают как краеведа, публициста. В Прибайкалье — создателя народного хора и поэта. Здесь начиналось его становление. Детство, работа учителем в Гремячинской школе, общественные дела. Уже давно переехал на Кубань, но по-прежнему душой и сердцем связан с Сибирью. Осенью 2000 г. после долгой разлуки вновь посетил родные края. Новый сборник стихов «Багульника сиреневый рассвет» — результат этой поездки, теплых встреч с земляками.

Я сросся с земляками и природой,
Мне по душе чужой бродячий пес.
Секунды бьют, отсчитывая годы,
Да навсегда я в землю эту врос.

Сирень более распространена на Кубани, а багульник — визитная карточка тайги. Поэт как бы перебрасывает мостик между противоположными уголками огромной страны. Пишет о каждом из них, по более всего о сибиряках, людях сильных духом и огромной душевной щедрости. Время и кубанские просторы не унесли с собой открытость чувств, уважения и преклонения перед людьми таежного края.

«Я столько испытал волнений,
Приятных стрессов и любви.
Хотите, встану на колени,
Так вас люблю, друзья мои!»

— так пишет он, потрясенный необыкновенной встречей его на Байкале. Сердца моряков, рыбаков и простых селян переполнялись гордостью и радостью оттого, что им, простым труженикам посвящены эти строки:

Вы все со мной, повсюду рядом,

Улыбки нежные у губ.

Мне кроме большего не надо,

Чем знать, что ты другими люб.

Разнообразна лирика поэта. Она проста и понятна как жизнь. Без заумствований и вычурности. Пишет он о любви, о взаимоотношениях людей, о чувствах высоких и низменных. Каким-то особым трепетом и нежностью веет от строк о Байкале. У него он одушевлен, поэтому к сибирскому морю обращается как к товарищу, другу, отцу. «Мой Байкал, мой единственный друг», «Байкал мой—батюшка», «Древний дедушка...». О Байкале поэты пишут по-разному, у Геннадия Леликова он свой, неповторимый. Схвачен как бы одним мазком, в разные периоды его состояния: «Как тих, смиренен ласковый Байкал». И вот: «Ревет разгневанный Байкал».

Читая его стихи, слышишь плеск волн, шелест листьев, пение птиц и негромкую рыбацкую песню. Величие и красота гор, хребтов, вечно покрытых снегом вершин, искрящихся под лучами солнца, журчание рек, речушек.

О, чудный край! Родное Прибайкалье. Ветра ласкают избы деревень. Тебе, как другу, счастья я желаю Мне дорог каждый будущий твой день.

Природа в его творчестве занимает особое место. В ней — его душа, стремящаяся заглянуть в самую ее суть, найти нечто необычное, доселе несказанное и незамеченное. И всякий раз, соотносит к детству, к такому же чистому, как сама сибирская природа, призывает к бережному отношению к ней.

О, лиственница, памятник из детства,

Тебя издалека приметил я.

Другие, верно, обратились в бегство,

Лишь ты осталась, спутница моя.

Кругом песок, и бьют о берег волны,

Секут ветра, но люди берегут.

Как будто знают, будет жизнь неполной,

Когда тебя отсюда уберут.

Среди стихов, дышащих морем и лесом, спокойствием и красотой, неожиданно возникают философского плана, такие как, «Размышления о...». Конечно же, о смысле жизни, о бренности мира.

Работай, рвись, ругайся, хлопочи,

Да жизнь не бесконечна, не из стали.

И довершат работу копачи,

И скорбный крест в ногах моих поставят.

На фоне такого стихотворения светлыми и жизнеутверждающими идут стихи, обращенные к молодому поколению гремячан, «о вас еще и скажут и напишут...».

Я вас не знаю, милые мои,

Моих учеников большие дети.

Но так же я люблю вас, как своих

Пускай вам дует лишь попутный ветер.

О себе поэт пишет искренне и прямо: «Я в жизни был хорошим и плохим». Не каждый о себе может так сказать. Последние годы Геннадий Леликов работает много, плодотворно. Пишет стихи и песни, очерки и рассказы, частушки. Его охотно печатают различные издания, однако больше всего — газета «Прибайкалец», с которой у него давняя дружба. Еще в пору юности он делал первые шаги в литературном объединении при газете. И остался верен этой традиции.

Геннадий Алексеевич Леликов идет к своему юбилею. Его книга — своеобразный подарок себе. Он спешит высказаться, донести нам то, что волнует его и вдохновляет. «Мне только бы успеть сказать поболее о милом крае родины моей».

Мы открываем новый сборник и сразу же лаконично и образно:

...Короче звучите заздравные тосты,

Помедленней, годы, в упряжке моей

Бокал со стихами полнее налей.