Лаврентий Филиппович за многие годы работы на заводе в конструкторском бюро не имел нормального выходного дня, вечно его куда – то вызывали, просили, оставляли. Он внука – то видел мельком на днях рождения. А Кирюше шел 8 год. Но случился в его жизни и солнечный день.

Заказ выполнили досрочно и им дали полных два дня отдыха.

- Наконец – то, Лавруша, - говорила жена, никуда тебе спешить не надо, вместе побудем, да съездим к дочке, поглядишь, как вырос Кирилл. В это время раздается телефонный звонок.- Дочка просит на ночь забрать Кирюшу, так как вечером они с мужем будут на юбилее у подружки,-сказал жена,- наверное, на всю ночь.

-Поезжай, Лавр, привези внука,- произнесла она неждейше требовательным тоном. Лаврентий умел подчиняться жене, начальникам – всем. Оделся и молча поехал.

В автобусе он впервые сидел бок о бок с внуком и болтал ни о чем.

-А завтра, Кирюшенька, - как – то не произвольно вылетело из уст Лаврентия Филипповича, - мы отправимся с тобой в парк.  И представил,как пойдут.

-Хочешь?

- Конечно, дедушка! – воскликнул Кирилл.

По правде говоря он и не хотел этого,но чего не сделаешь ради любимого внука, к тому же внутри грызла совесть за то,что мало уделяет ему внимания.
Никогда ему не приходилось нести ответственность за человека, а тут еще за Внука! Но слово – что блудная корова, остановить невозможно.

Проблемы в жизни Лаврентий Филиппович создавал себе сам. Кому – то что – то пообещает, а не выполнить не может, уж очень был ответственным  человеком.

Они покатались на карусели, зашли в кафе, поели. Себе он как всегда взял рыбу. Страсть к рыбе имел необыкновенную. А здесь треска жирная. В охотку навернул аж две порции. По дороге к «лодочкам» Кирюша попросил молочный коктейль. Внук пил его через трубочку с таким удовольствием, что и у деда начало поднывать в середке от жажды.

- Дедушка! На, попей. Знаешь, как вкусно! Внук попросил еще стакан. Дед купил не только Кирюше, но и себе.

- Да, очень вкусно, сладко и приятно охлаждает, - говорит дед. – Ох, и сладкоежка же ты у меня!

Кирюша покатался на одном аттракционе, на другом. В парке много людей. Всем радостно. Но вот в животе Лаврентия Филипповича что –

то кольнуло и заурчало.

- Отчего бы это? – подумал он? Пройдет. Через некоторое время заурчало так, что Кирилл спросил:

- Что это у тебя, дед?

- Не знаю, что-то забурлило и подташнивает. Как – то дурно мне. Надо идти на автобус и добираться до дома.

- Не, дедушка, еще немного. Лаврентий филиппович силился унять нарастающие колики . Набирал много воздуха и задерживал. Засовывал руку и мял живот. 

Боли усиливались, начались схватки. Дед изнемогал. Внук увидел, что лицо деда сначала посинело, потом перекосилось и побледнело.

- Поедем скорее, дедушка, поедем! Они отошли на несколько шагов по алее. Метрах в пятнадцати был бетонный забор, а в семи метрах от забора лежала старая толстая подгнившая липа, поднимавшаяся над землей еще на несколько сантиметров, так что ее ствол был где – то около метраотземли. Когда Лаврентию Филипповичу стало совсем невмоготу, он рысьим взглядом окинул забор, поймал в обоймах зрачков дерево, крикнул Кирюше: - «Стой здесь, я сейчас..!».

Неестественными прыжками, как кенгуру, помчался к дереву, расстегивал штаны. Перекатился через ствол и шмякнулся на постриженную траву близ дерева. Штаны упали сами собой, он только успел сдернуть трусы, как раздался такой треск,  похожий на работу пулемета «Максим». Сыпал очередями через короткие промежутки времени. Он  остался чрезвычайно довольным, что не опозорился перед внуком и успел! Успел!!! Пусть даже так, пусть даже это слышал внук, ну и пусть. Зато ему теперь легко и свободно! Однако Лаврентий  Филиппович даже  не мог предположить, что всего в метре от забора три семейные пары, расстелив клеенку, как раз напротив него, спокойно пировали. Увидев голый зад, впали в оцепенение. Все глядели и молчали. Появление этого типа было столь стремительным, что сначала никто не знал, как себя вести в данной ситуации. Один из сидящих ,наконец, не выдержал, поднялся во весь рост и заорал матом так, что  лысый дед (кепка еще ранее осталась на дереве) от неожиданности подпрыгнул вверх .Повернув голову вполоборота, увидел сидящих ,ноги его вдруг обмякли и он плашмя ,раскинув руки в стороны, шлепнулся лицом вниз. Он лежал без движения долго. Компания почувствовала неладное. Их могли обвинить в смерти человека. Перебросившись несколькими фразами и, оставив  "стол" с выпивкой и закусками, друзья мгновенно покинули место происшествия. Видимо ,кто – то позвонил и вскоре сюда подъехала «скорая». Внук увидел, как санитары  поспешили к тому месту, куда сиганул дед Внук медленно подошел к дереву. Он увидел, как двое парней перевернули деда на спину, полураздетого завернули в простыню, положили на носилки и стали относить. Рот и нос они закрыли белыми косынками,так как с того места исходил неимоверно неприятный, отчего внуку стало не по себе, и он быстрыми шагами стал нагонять санитаров. .

- Дедушка! Мой дедушка, родной! Дедушка, я здесь!..

Медбрат, поднеся к носу деда нашатырный спирт, спокойно произнес:

- «Мальчик, нэ крыцы, шиф тфой тет, шиф, толка фопмаракэ»...

Деда внесли в машину, поставили в проходе и еще набросили две простыни и покрывало.  Плачущего внука успокоили и усадили в кабину при полном аншлаге толпы.

Лаврентий Филиппович открыл глаза и ничего не понял. Но, когда увидел сидящего спереди внука , до его сознания дошло произошедшее, Тело его резко дернулось, будто молнией прострелило от горло до живота, он непроизвольно уронил голову набок и затих.