Мира и Майя -две сестры. Мира-высокая, стройная как фотомодель. Каштановые волосы, стрижка "под мальчика", крупные выразительные глаза. Разлетающиеся в разные стороны, как от киля судна, выразительные брови. Картошечкой нос и клубничные удлиненные губы. Ей 21 год. Она окончила техникум и работала медсестрой на "скорой".

Ее сестра Майя -яркая противоположность:грузная,рыхлая, бесфигурная, но не лишена приятног обличия. Майе 27,она замужем.

Родила и воспитывает сына. С мужем не сложились отношения. Он уехал и женился в Анапе. Навещал сына,но очень редко.

Майя работала в Детском доме воспитателем, считалась неплохим специалистом.

Жили сестры с матерью, одряхлевшей колхозницей. Майя,не смотря на свою не разворотливость и неспешность,умела завлекать мужиков. К таким доступным они тянулись, словно весенние коты, если тебе распахнуты двери...

-Ты,Мира, сегодня на танцы не пойдешь, что ли?-с ехидцей спросила Майя.

-Какие мне танцы! Столько вызовов было! Одни старики! Чего они от нас хотят? Чтобы вылечили? Так мы не Боги. Но я стараюсь облегчить их участь ласковым словом, удивить открытием новых лекарств и новых методов лечения. Думаю, что лечат их не мои назначения или уколы. Более всего- как я на них посмотрела: внимательна к ним или нет.

А я стараюсь вселить в них уверенность, что им еще надо жить да жить! И что не забывают их заслуг и сделанного ими...

-Да что ты так перед ними расшаркиваешься? Всунула обезболивающий укол, да и топай к другому!-фыркнула Майя.

-Ну что ты, сестра! Ты-то на своей работе заботишься о брошенных и обездоленных детях?

-У меня программа, я по ней работаю и- ни шагу в сторону. Они для меня на одно лицо. Ни жалости, ни милости. Отбыла свою смену,-и домой. Пускай другие "голубят"...

-Нет, ни на какие танцы не хочу! Да и для современной молодежи я уже старуха, где бы найти хоть какого-нибудь завалящего.

Вон ты родила в 19 лет, а у меня до сих пор никого и при памяти не было, будто я проказная.

Пойду лучше схожу посижу у Смысловых, у Ксении.

Ксению в станице хорошо знали. После окончания школы работала вожатой. Окончила институт и по направлению укатила в Сибирь, откуда и привезла мужа. Там родила сына, а здесь-дочь. Они только что построили большой дом, и Мира часто бывала у них, сначала как медицинский работник, а теперь часто захаживала за просто так. Родители Ксении и Миры крепко дружили.

Теперь и сестры были частыми гостями молодой пары.

-Ой, Ксения, некуда даже выйти. Работа и дом,-вздыхала Мира.- Станица, что омут, так и тянет на дно. Здесь и замуж-то не за кого, одни алкаши. Хоть бы ты кого-нибудь мне присмотрела. Одной жить опостылело. И мать об одном и сестра туда же...

-Слушай! -обратился к Мире муж Ксении, который работал зам секретаря парткома колхоза.-К нам главным бухгалтером приехал работать молодой специалист. Ему, правда, двадцать шесть, старше тебя, но он холост. Почему бы вам не составить пару?

-Но как?-ответила Мира.-Не приду же и не скажу:"Выбери меня?..."- Она невесело улыбнулась.

-Надо продумать такой вариант. Но это идея!- воспламенилась Ксения.

Высокий худощавый паренек, главный бухгалтер по специфике работы -немногословен и строг. Его кабинет находился рядом со Смысловским и тому не составило труда сблизиться с бухгалтером и пригласить к себе в гости.

Немного выпили, расслабились и выяснили тонкости его бобыльной жизни: не складывались отношения с девушками из-за скромности.

-Кристиан Евгеньевич! (так звали бухгалтера)-обратилась к нему Ксения, -если нет смелости окрутить девушку, то можно попробовать ,так сказать, свести вас. Вдруг да получится?

-Я не против. Где же здесь найдешь такую?

Кристина подошла к телефону и набрала номер "скорой" под предлогом температуры у ребенка. Уточнила:

-Пускай приедет Мира, она знает наших детей, и они ее как медика не боятся.

Через десять минут девушка в белом халате и с чемоданчиком в руках переступила порог и оказалась за столом рядом с Кристианом. Все быстро уладилось. А за окном шофер подавал сигналы. Пришлось усадить за стол и шофера "скорой". Через две недели состоялась свадьба Миры и Кристиана. Колхоз выделил молодым отдельный дом, а вскоре Мира забеременила. Только Майю такое не устраивало. Она осталась одна с восьмилетним сыном и с пожилой матерью. Это ей казалось не под силу.

Раньше заботы по дому лежали на Мире. Она и стирала, готовила еду, сажала в огороде, полола и поливала.

Майю не оставляла зависть от того, что так удачно и, главное, скоро младшая устроила свою судьбу и все взвалила на нее.

-Нет!-решила она.-Рано возрадовалась! Я тебе организую "счастье"!

Когда Мира приходила в гости к Майе, начиналась массированная атака:

-Кого ты, Мира, выбрала в мужья? Ни кожи, ни рожи! С ним стыдно в люди-то выйти, а ты еще вздумала от него рожать? Дура, что ли! Одумайся! Ты красивая, статная, твои годы не ушли. Поезжай куда-нбудь, найдешь красавца, тогда и рожай от него! Я вот влюбилась в Сашку городского, у него две семьи, а я все равно рожу от него, потому что люблю! Ох, как люблю! Не то, что ты! Тебя посватали, а ты и рада ухватиться за соломинку! Разве это жизнь с нелюбимым?

И Майя добилась своего. Сначала развела их, а ,затем, заставила Миру сделать аборт.

Через месяц Мира укатила с подругой во Владивосток и устроилась на рыболовецкое судно.

Кристиан Евгеньевич не мог пережить такой стресс, уволился и уехал к себе домой, а через полгода заболел и умер.

Через три с небольшим Мира приехала в станицу с красивым, могучим и статным мужчиной-капитаном рыболовного судна.

Мира впервые страстно влюбилась в человека и не представляла своей жизни без него.

Уже три путины они были неразлучны. Многие месяцы рядом. Судового доктора он переселил в свою каюту, и Мира жила с ним на правах жены. Офциально решили, что он уговорит свою жену подать на развод и сразу распишутся по приходу во Владивосток.

Майе новый муж Миры очень понравился. Она уже начала подбивать под него клинья. Сестра знала, как Майя умела окрутить любого, если тот ей приглянется, и Мире пришлось быстро покинуть станицу.

Достать "птицу счастья" своей сестры Майе оказалось не о зубам.

Как-то постепенно женишки Майи разом откатились, и она теперь вцепилась в"своего" Сашу,который навещал ее все реже.

И все-таки ей удалось от него забеременить и родить.

Дочка Майи очень походила на своего отца, но никаких родительских чувств он к ней не питал.

У него росли двое от первого брака и двое от второго.В станицу он вырывался для отдохновения души.

Капитан сейнера Находкин решил бесповоротно развестись с женой и сегодня же подать заявление в загс, чтобы узаконить отношения с Мирой. Ему, молодому, нужна была жена под боком постоянно, а не на расстоянии и к тому же Миру, с ее красивой фигурой и необычным именем, он просто боготворил. Она ему отвечала тем же.

Бывшая жена не могла дать то, что испытывал к Мире.

И он, решив развязать узел, направился домой. Знал, что детей никогода не оставит и будет им помогать.

-Ты,Мира, подожди меня у подъезда, я поднимусь на пятый этаж, объяснюсь, возьму кое-какие вещи и спущусь к тебе. Ее я предупредил о своем визите.

-Зачем же мне здесь ждать?-ответила она ему,-может, тебя там встретят с распростертыми объятиями, и ты задержишься, а я стану прозябать под пронизывающим ноябрьским ветром, дующим от залива Петра Великого. Я тебя, любимый, подожду дома.

Находкина, действительно, ждали. Дети играли в спальне. В центре зала стол, уставленный закусками и выпивкой.

Горят две свечи. Букет алых роз. Такие цветы капитан регулярно дарил жене в День их свадьбы. Цветы она сама купила.

Жена выглядела невероятно красивой и обаятельной.

-Проходи,муженек,за стол!-с иронизировала. Потом взяла себя в руки:

- Расставаться, так по-современному. Восемь лет мы прожили вместе... Любили...

Она налила ему стакан красного крепленого вина "Херес", который он всегда любил. Ее бокал был заранее наполнен.

-Ну, что ж, это ты здорово придумала!-улыбнулся в ответ на ее Северное сияние. - Я ожидал разборок, а такого!..

Бокалы осушили разом и до дна. Пошла неторопливая беседа на совершенно отвлеченные темы, не связанные с разводом.

Мира ждала своего капитана допоздна и не заметила, как погрузилась в бездну сна. Снилась ей грозовая туча.

Удивительным было то, что эта туча кружила над сейнером. Время от времени из этой тучи показывалось улыбающееся

женское обличье с распущенными белесыми волосами, которые, колыхаясь, таяли и терялись в клочьях истерзанных ветром туч.

Она проснулась, когда за окном вовсю бурлила улица потоками машин, а за оконной рамой вздрагивала ветка от какой-то

нахальной птицы, которая норовила влететь в форточку, но всякий раз ударялась в стекло.

Она вздрогнула: "А где же мой...Находкин? Ужели приходил и умчался на судно?"

Наскоро привела себя в порядок и поспешила на трамвай, потом на пирс. Ей сказали, что капитана еще не было, хотя он

обещал быть к 9 часам. Она взглянула на стрелки наручных часов. Они показывали 11. До 12 часов еще ждала.

-Позвонить?-подумала. Решила, что не стоит. Может, он передумал на ней жениться? Там его уговорили?...Не может быть!

Двое суток не находила места, но не предпринимала ничего. Ждала. В это время к ней постучала подруга Лиза.

Лиза встревожилась:

-Что же ты до сих пор молчала? Прошло двое суток, а ты в бездействии. Давай свой телефон, я позвоню, если ты не можешь.

-Да!- раздался в трубке спокойный умиротворенный женский голос.

-Мне бы капитана Находкина.

-Кто его спрашивает?

-Судовой повар Елизавета. Мне надо подписать документы на калькуляцию. Кормить команду не чем.

-Девушка!-тем же вальяжным голосом прошелестела блестящая плоскость телефона:

-Капитана нет и уже не будет...

В голосе незнакомки Лиза уловила хмельной оттенок.

-Как так, не будет?

-Два дня назад у него случился инсульт. Во время ужина.

Так он, сидя за столом, и умер. Мы сегодня его вот... похоронили. И, будь он не ладен, помянули...

Трагическую и загадочную смерть Мира переносила тяжело. Долгое время не могла узнать место захоронения.

Нашла по журналу учета погребений. Сектор 54 ножом вошел в сердце. Она пришла в ужас от того,что увидела. Деревяный крест, сколоченный наскоро из не оструганной доски. На нем простым карандашом нацарапаны фамилия и инициалы. Нет ни венка, ни цветочка. Рыхлая каменистая почва. Она упала на этот бугорок. Обнимала его, целовала. Часа два рыдала. Садилась, снова падала, обнимая землю.

Часто приходила, приносила венки и живые цветы. Но всякий раз поражалась, как они странным образом исчезали.

Она сходила на корабль, собрала личные вещи своего любимого и многие годы бережно хранила.

Перед сном подносила к губам то его рубашку, то его полотенце. Целовала, вдыхала аромат дорогого ей человека и только тогда ложилась спать с его запахами, с бесконечными мыслями о нем.

С сейнера перевелась на плавбазу под команду не менее серьезного и очень похожего на своего "мужа".

Майя сообщила сестре, что похоронила мать, сделала оградку, оставив еще два свободных места.

Сын женился. У нее уже растет внук, а у Миры теперь есть племянник! Дочь окончила школу и думает дальше учиться.

Сама Майя скоро выйдет на пенсию, часто болеет.

Мира отошла от потери дорогого ей человека, купила квартиру. Мечтала родить от Находкина,- не получилось.

После полного обследования ей сообщили, что родить она никогда не сможет.

В станице не была пятнадцать лет. Сестре сообщила, что хочет вернуться на родину на постоянное место жительства,

что уже наплавалась и хочется покоя. В конце приписала, что приедет не одна, а ...с мужем.

Мира вернулась в станицу в разгар лета. Ее Владлен производил впечатление основательного, серьезного и надежного

мужчины. Ему 54 года. Бывший военный рано вышел на пенсию, и, как офицер военно- морского флота, имея судовые

навыки, не хотел "бездельничать" дома, устроился на рыболовецкий траулер помощником капитана, здесь и встретил Миру.

Она нашла в нем черты и манеры Находкина, он в ней-женственность,кротость и нежность. Жены у него не было -сгубил рак в

40 лет. Остались две взрослые дочери, которые не перечили его отношениям с Мирой, напротив, поддержали отца.

Одна дочь жила с мужем во Владивостоке, другая - в Геленджике. Он с воодушевлением принял предложение Миры поменять место жительства. Они купили трехкомнатную квартиру в поселке, в нескольких километрах от станицы. Оба получают приличные пенсии и живут в согласии и любви. Приезжают дочери, и Мира их радушно встречает. Они отвечают ей тем же.

Маю приковала болезнь к кровати. В тайне она завидует Мире. Часто выказывает недовольство, что редко бывает у нее, и не показывает мужа. И, вообще... Майю часто навещает социальный работник и ежедневно приходит нанятая сиделка.

Как-то вечером Владлену стало плохо: схватило сердце. Мира -опытный медик не стала медлить и отвезла в поликлинику.

Сорокалетний терапевт, только что прибывший в станицу, осмотрел пациента, послушал и сказал:

-Ничего страшного, сейчас вколют обезболивающее и везите его домой, отлежится.

Целую ночь Мира предпринимала все, что можно. Она собрала в кулак знания, имеющуюся практику, но ничего не помогало.

Боли нарастали и у нее мелькнула мысль: "Симптомы, похожие на инфаркт! Тянуть дальше некуда!"Она вызвала "скорую". Ранним утром отвезла его в районную больницу. Сонная медсестра прошамкала, жуя слова: "Мест нет! Везите в городскую!

"И громко хлопнула дверью, скрипнув провернутым в пазу ключом.

Взглянув на больного и выслушав короткое сообщение Миры, врач приказал санитарам срочно и осторожно доставить его в реанимацию, а жене- ехать домой:

-Мы сделаем все возможное! Позже позвоните.

Было пять часов утра. Через полчаса Мира была в поселке. Спать не ложилась, хотя целую ночь провела у постели мужа.

Через два часа раздался телефонный звонок и ей сообщили, что ее муж скончался.

Она поспешила к сестре согласовать некоторые вопросы.

-В нашей оградке своего пришлого я запрещаю хоронить!-категорично заявила Майя.-Рядом с родителями буду лежать я, а своего где хочешь, там и закопай!

Мира организовала достойные похороны. Приехали дочери, сошлись родные и близкие.

У гроба в скорбном молчании стояли дети и трое внуков Майи. Только Мира теперь осталась одна адинешенька.

Чтобы проконтролировать ,не ослушалась ли ее запрета Мира, Майя, ранее никуда не отлучавшаяся от дома, прикатила на погост в коляске в сопровождении сиделки. Мира не пошла на конфликт с сестрой и похоронила мужа недалеко за оградкой. Сразу же поставили металлическую оградку, в которой оставила место и себе.

Постоянные поминальшицы, которые все знали об умерших и о живущих в станице, судачили:

-Ох и судьба у девки, судьбинушка! Скока по свету помучилась. А ни дятя, ни полдитя! И к чаму така жисть!

Да мужиков тока знала миняла, хожь ба миняла . а то все хоронила да хоронила. Роковая женщина! Вдова-вдовушка. Черная!

Чернее и не быват!