Учительница по биологии была очень требовательная. Любой трудный ученик и чего там – трудный класс, сидели тихо. У других учителей,- «как бы меня не спросили!» Но биологию не знать, лучше броситься с обрыва в шумящий поток и умереть. Что-что, но у Валерии Михайловны никакие отговорки и уловки не проходили. Если кого она замечала, что отвлекается или невнимателен, то оказывался под прицелом. Все самые ласковые и нежные, с намёком ,слова направлялись на избранный объект. Она, как никто другой, знала психологию ученика, казалось, до самых отдаленных нервных уголоков. Её и побаивались, и уважали. Поэтому и знания имели такие, за которые приходили благодарности из высших учебных заведений, куда поступали выпускники

Виталий Добротко сегодня шел на урок, как на эшафот.Какое-то нехорошее предчувствие терзало его душу . Этот Валерка Волобуев, пойдем да пойдем на рыбылку. Рыбалка тебе не минутное дело, клевала до самой темноты. То-то мама осталась довольная, что целого таза рыбы хватило всей родне. Вдруг эта «тычинка с пестиком» спросит? И спросила.

-Виталий!

Сердце Виталия оборвалось.

-Виталий! Сегодня я вывожу четвертные оценки. Завтра педсовет, и я должна представить сведения по предмету. Или «3» или «4» у тебя выходит. Поэтому ты должен доказать и мне и классу, что знаешь биологию на «отлично».

Виталий все, что знал, вмиг забыл, но вида не выказывал. Валерия Михайловна предложила ему письменно ответить на вопросы по последней пройденной теме. У кого-либо что-то спросить не мог, так как подсказчик наказывался «парой». А никому в конце четверти рисковать не хотелось. Другие бойко отвечали у доски, Виталий пыхтел в гордом одиночестве, в голову ничего не лезло. Будто хватила амнезия.Как раз этот параграф он не успел прочитать. Силился вспомнить о том, что слышал на уроке, да урок-то два дня тому назад был.

Валерия Михайловна через взяла у него написанное и всенародно произнесла:

-Не густо! Трояк, на большее вы, молодой человек, пока, не претендуете, и вы-вод?

-Три – выдохнул с прискорбием Виталий.

-Да! Вы справедливо оценили свои знания.

Урок продолжался, но на душе у Виталия было столько злобы, что она вылетала наружу стрелами искр, сыпавшихся из глаз, когда учительница мимолетно скользила по ним своими, как пиявками.

А в кабинет биологии приходили и уходили другие классы, другие ученики.

В конце всех уроков Валерия Михайловна, как обычно шла по рядам и просматривала: чисто ли на столах и в столах. И вдруг её внимание привлекло нацарапанное слово. Мысли начали прокручивать картинки. Кто? Кто? Память учительница имела феноменальную. Вспомнила всех, кто за день сидел за этим столом и именно на этом месте.

На следующий день Валерия Михайловна пригласила к себе в классную комнату Виталия. Уже по своему состоянию он выдавал себя, но ещё держался. Она не стала его пытать, подводить к изуродованному столу. А так ласковенько:

-Виталичек! Подойди к доске, проверим не биологию, а знание другого предмета. Выполним словарную работу. Возьми в руки мел, пиши.

И продиктовала слова:

«Биология»,

«Ученик»,

«Коза…»

-Вот ты себя и выдал. В слове коза пишется О, но не А.

Виталий вспыхнул пламенем, вжался в пол и казался таким жалким и маленьким. Слезы полились потоком, он просил прощения, уверял, что никогда больше такого не сделает. Даже встал на колени.

-Я тебя прощаю, - сказала Валерия Михайловна, - Но в жизни никому никогда не делай зла, оно обязательно к тебе вернётся. Подавленным и потерянным Виталий плелся домой , не замечая ни прохожих, ни друзей.

Через час в школу прибежала мать Виталия.

-Вы уж простите моего дурачка. Он никогда больше не произнесет это слово.

Стол в этот же день Виталик перекрасил так, что слово КАЗА осталось лишь в его памяти и на всю жизнь.