Чай! Сибирский чай! Какое это блаженство! А способ заварки такой: наливаешь полчайника молока, другую половину – воды. Как только закипает содержимое, бросаешь полгорсти хорошей заварки, снимаешь с огня, закрываешь крышкой и даешь побыть минут пять, чтоб настоялся. На вид он как какао. Густой, душистый, аппетитный. Ни одна трапеза, ни одно застолье здесь без чая не обходится. Сколько бы ты ни поел, чего бы и сколько бы ни пил, но в завершение всегда подадут ЧАЙ, как символ гостеприимства. У бурят есть и другая разновидность чая. В восьмом классе я учился в райцентре и жил у Дыбрыловых. Для меня была выделена отдельная комната, и никто не мешал готовить уроки, так как все уходили на работу и были допоздна, то мы оставались с бабушкой, согбенной и очень доброй старушкой. По-русски она не говорила, в отличие от её сына, невестки и внуков. Я плохо её понимал. Приходилось жестами и мимикой объяснять, что надо сходить к речке за водой или купить хлеба. Пищу всегда готовила она, Дулма. Чай – специфический. Держали они корову, и молока было вдоволь. Её чай состоял из следующих компонентов: в большом чане на медленном огне она долго-долго варила молоко. До тех пор, пока не образовывалась пенка, толщиной 5-7 сантиметров. Варево охлаждалось. Дулма нарезала ножом толстую пенку, клала на блюдо, чтобы подсохла. Затем на сливочном масле обжаривала подсоленную муку и высыпала ве это в оставшееся в чану молоко. Чай - необыкновенно вкусный! Сытный. Густой. В прикуску со слойками полусухой толстой пленки, казался необыкновенным яством. Чаще она подавала к столу чай зелёный, где та же пропорция молока… И вкус этого чая отличался от других.

Осенью я был приглашен поучаствовать в книжном марафоне, где представлял свой исторический двухтомник. Организация э праздника проходила сначала в районной библиотеке, позже – в Доме культуры с участием главы района, министра культуры республики и других важных и нужных особ. После великолепного концерта всех гостей пригласили на банкет. Усадили за один длинный стол, уставленный разными закусками. Где проявилось мастерство и искусство поваров, кондитеров! С изыском, как в добротном столичном ресторане. Напротив меня сидели две молоденькие буряточки с яблочками -щечками, рядом – мои друзья – библиотекарь Катерина, глава сельской администрации Оксана. Шутили, смеялись, произносили тосты. В конце, по обычаю, подавали горячий чай с молоком. Но почему-то не в кружках, а в пластмассовых стаканчиках (Лиса журавля угощала). Взять в руки такой стаканчик невозможно, обожжешь пальцы. От горячего он становится мягким. Прольешь. Все сидят и смотрят как на гюрзу. Заметив создавшуюся ситуацию, я попросил принести что-нибудь более твердое, чтобы перелить чай. Принесли на огромную ораву всего два граненных стакана. Чтобы не казаться бестактным, один стакан я отдал соседке Катерине, а другой через стол протянул буряточке с яблочками-щечками, потому что она завистливо глядела просящими глазами на меня. Стол был заставлен бутылками, высокой посудой, и я нечаянно задел пустой графин, который свалился на её территорию. Моментально вернул графин в исходную позицию, извинился. Щечки загорелись ярче и ничего мне не ответили. Я находился в неудобном положении, так как эта сцена была видна всем. Другие тоже начали просить принести стаканы. Щечки напротив, тем временем, обеими ручками, изловчившись, выплеснули содержание разового стаканчика в граненный. Послышался треск стекла. Стакан от кипятка разделился на две половинки, и чай устремился в подол буряточки. Теперь всё внимание стола переключилось на противоположную сторону. И она оказалась в большей растерянности, чем я. Этим временем поднесли и другим стаканы. Городские дамы, желая показать высокую степень культуры, тоже переливали горячий чай в стаканы. Все были увлечены расфасовкой, и воцарилась тишина предстоящего «чаепития в Мытищах». И в этой тишине послышался мелодичный треск лопабщегося стекла, который прошелся по сидящему ряду автоматной очередью. Чувство сдержанности и приличия покидало присутствующих, они выскакивали ошпаренными, с подмоченной репутацией и выбегали в туалет приводить себя в порядок. Обо мне уже никто и не вспомнил.

Напряжение было снято тогда, когда чай заменили спиртным. Тишина медленно переросла в бурную реку гвалта. Чай был снова подан, но теперь в кружках.